ЭКСПЕРИМЕНТА

Одним из основных принципов построения эксперимен­тальных приемов, направленных на исследование психики боль­ных, является принцип моделирования обычной психической дея­тельности, осуществляемой человеком в труде, учении, общении. Моделирование заключается в том, что вычленяются основные психические акты и действия человека и провоцируется или, лучше сказать, организуется выполнение этих действий в непривычных, несколько искусственных условиях. Так, например, если одним из типичных интеллектуальных процессов учащегося является ори­ентировка в тексте, его запоминание и краткое воспроизведение, то и эксперимент может состоять в том, что больному предлагают какой-либо ранее ему незнакомый текст, дают ему возможность определенное число раз прочесть его и спустя фиксированное время просят ЭКСПЕРИМЕНТА воспроизвести этот текст.

Количество и качество такого рода моделей очень много­образны; здесь и анализ, и синтез, и установление различных связей между предметами, комбинирование, расчленение и т. д. Прак­тически большинство экспериментов заключается в том, что больному предлагают выполнить какую-либо работу, предлагают ему ряд практических заданий либо действий «в уме», а затем тщательно регистрируют, каким способом больной действовал, а если ошибался, то чем были вызваны и какого типа были эти ошибки.

Таким образом, экспериментальные задания строятся по типу общепринятых в медицине адекватных функциональных проб. Для психической, т. е. отражательной, деятельности мозга адекватной


ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ ЭКСПЕРИМЕНТА 27

функциональной ЭКСПЕРИМЕНТА пробой является дозированная умственная нагруз­ка. При всем многообразии психологических экспериментов общим для них является то, что больному предлагают выполнить то или иное задание по определенной инструкции, — задание, пред­ставляющее собой модель обычной интеллектуальной деятельности.

Вовсе не просто, однако, создать экспериментальный прием, который в подлинном смысле слова моделировал бы суть какой-либо психической деятельности. В области психологии труда, напри­мер, создано много приемов и аппаратурных установок, в которых копируется внешняя сторона профессионального труда (кабины, пульты управления), но не всегда улавливается самая суть психи­ческой деятельности, обеспечивающей успех в той или иной про­фессии. В патопсихологическом эксперименте должна быть модели ЭКСПЕРИМЕНТА­рована еще более общая, внепрофессиональная структура деятель­ности: активная ориентировка в новом, целенаправленность, кри­тичность, содержание ассоциаций.

Кроме того, даже создание принципиально правильной мо­дели тех или иных психических актов еще не означает создание удачного экспериментального приема. Эта модель должна быть так подана больному, чтобы суть, или сердцевина, исследуемого психического процесса не зависела от намерений больного, была от него во многих случаях скрыта. Это достигается с помощью измененной мотивировки задания. Например, возникает задача исследовать содержание и связность свободных ассоциаций боль­ного, но больного спрашивают о том, может ли он быстро говорить, и предлагают «на скорость», как можно быстрее, назвать 60 любых слов ЭКСПЕРИМЕНТА. Та же задача выявления содержания и связности ассоциаций больного может быть выявлена методикой пиктограммы. Предлагая эту методику, экспериментатор спрашивает обычно у больного, хороша ли у него зрительная память, и предлагает проверить ее с помощью рисунков, подбираемых к каждому запоминаемому сло­ву. Больной старается запомнить слова, а предметом исследования становятся выбранные больным для опосредования образы.



В другом эксперименте (см. методику «Слуховые восприя­тия») у больного «проверяют слух», а предметом анализа становятся провоцируемые вследствие длительного прислушивания к тихим звукам вербальные слуховые обманы.

Примеров такой измененной мотивировки задания можно привести много, они станут понятнее после ознакомления со всеми методиками. Главное заключается в том ЭКСПЕРИМЕНТА, что моделируемый психи-


28


ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МЕТОДИКИ ПАТОПСИХОЛОГИИ


ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ ЭКСПЕРИМЕНТА


29



ческий акт или процесс должен быть претворен в эксперименте в иначе мотивированное, простое, доступное разумению психически больного человека действие.

Вторым принципом построения патопсихологического эк­сперимента является направленность на качественный анализ психической деятельности больных. Для толкования экспери­ментальных данных существенно не то, решена или не решена предложенная больному задача; существенно не то, сколько про­центов предложенных задач выполнено, а сколько нет. Лишь в редких, специально направленных заданиях ограничивается время их выполнения.

Главными для толкования экспериментальных данных явля­ются качественные показатели, т. е. те показатели, которые свидетельствуют о способе выполнения заданий, о типе ЭКСПЕРИМЕНТА и характере ошибок, об отношении больного к своим ошибкам и критическим замечаниям экспериментатора. Этот важнейший принцип по­строения и истолкования экспериментов будет конкретно раскрыт при описании каждой экспериментальной методики в отдельности. Однако о нем очень важно указать в самом начале книги, так как в этом отношении методики, принятые в советской патопси­хологии, существенно отличаются от психометрических экспе­риментов, сохранившихся и в настоящее время во многих за­рубежных странах.

Принцип качественного анализа не следует понимать как нечто противоположное количественной статистической обработке данных. При апробации всех экспериментальных методик такая количественная обработка обязательно проводится, но под-считываются способы выполнения заданий или ошибки ЭКСПЕРИМЕНТА и их типы. Так, например, исследование, проведенное Б. В. Зейгарник, пока­зало, что при использовании метода пиктограммы у больных шизофренией рисунки в 64% случаев носили бессодержательный, формальный характер. В «классификации предметов» ошибки больных по типу конкретно-ситуационных сочетаний встречались в 95% случаев при олигофрении и только в 9% случаев при шизофрении. Таким образом, количественные показатели являются обязательным условием качественного анализа данных. Проти­вопоставить качественному анализу можно лишь измерительный характер тестов, попытки измерить коэффициент ума или иного свойства психики путем подсчета количества правильно решенных задач.


Излишней и просто невозможной при исследовании пси­хически больных является чрезмерная стандартизация условий исследования, ограничение времени. Напротив ЭКСПЕРИМЕНТА, желательной, нуж­ной оказывается помощь экспериментатора испытуемому, инди­видуальный подход к нему в процессе исследования. Совместное преодоление ошибок, возникающих у больных в процессе выпол­нения экспериментальных заданий, учет того, какая помощь ока­залась больному необходимой и достаточной, представляет наиболее интересный и показательный материал. Лишь в отдельных случаях сохраняет значение измерительный характер исследования: при анализе утомляемости, психического и моторного темпа.

Третий принцип, положенный в основу всех эксперимен­тальных приемов, очень прост и вытекает из самого смысла слова «эксперимент».

Эксперимент требует точной и объективной регистрации фактов. При всех вариациях и видоизменениях конкретных мето­дических приемов недопустимо сводить эксперимент к ЭКСПЕРИМЕНТА свободной беседе с больным или ограничиваться субъективной интерпретацией экспериментальных данных.

Разумеется, эксперименты, которые проводятся с психически больными, заведомо не могут быть столь точными и безупречными, как эксперименты в общей психологии. Психически больные не только нарушают порядок работы, предусмотренный инструкцией, но иногда и вовсе не так действуют, как должно, обсуждают и комментируют пособия, вместо того чтобы раскладывать их соот­ветствующим образом, прячут их в карманы, выполняют действия, прямо противоположные тем, о которых их просят.

Однако все эти искаженные, не соответствующие инструкции действия больных не являются «срывом» эксперимента. Они пред­ставляют собой ценный экспериментальный материал, который может оказаться продуктивным и важным для анализа ЭКСПЕРИМЕНТА психики больного, при условии если все, что происходило во время экспе­римента, было тщательно запротоколировано. И наоборот, какими бы интересными и яркими ни оказались результаты применения экспериментальных приемов, если не было во время опыта тщатель­ного протокола, опыт можно считать сорванным. Совершенно недопустимо вести эксперимент без протокола; протокол — такое скучное, казалось бы, понятие — является «душой» эксперимента. Даже если высказывания больного записываются с помощью маг-



ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ МЕТОДИКИ ПАТОПСИХОЛОГИИ


О НАПРАВЛЕННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ МЕТОДИК


31



нитофона, протокол все равно следует вести, так как нужно еще записать действия больного с пособиями, его эмоциональные реакции и т. д.

Для каждой экспериментальной методики существует обычно своя, особая форма ЭКСПЕРИМЕНТА протокола и особый способ обработки экспе­риментальных данных. Знание формы протокола не менее обяза­тельно для экспериментатора, чем знание инструкции и порядка проведения опыта. Общей для многих методик формой является следующая. Вверху на каждой странице протокола записывается фамилия больного, дата и название методики. В графе слева запи­сываются этапы инструкции, реплики, вопросы и замечания экспе­риментатора, в средней графе — действия больного, а в правой — устные высказывания, ответы и пояснения больного.


тальной целью поместить больного в специально оборудованную комнату, положить около него какие-то предметы (например, около маленьких детей — игрушки), регистрировать поведение больного в абсолютной тишине и в ЭКСПЕРИМЕНТА условиях специально создаваемого шума или словесных раздражителей.

Второй способ заключается в искусственном варьировании деятельности больного. Например, для изучения состояния памяти больному предлагают заучивать что-либо; для изучения мышления его вынуждают решать разного рода задачи. Варьируется характер предлагаемой больному деятельности, варьируется ее трудность.

Третий способ заключается в искусственном варьировании состояния больного путем специальных (не терапевтических) лекарственных воздействий.



Экспериментатор Действия больного Высказывания больного

Приведенная схема вовсе не является универсальной. Обычно протоколы составляются гораздо подробнее. Повторяем, для каждой методики существует своя особая форма протокола, но общей для всех методик является запись действий и устных пояснений больного, запись той помощи (вопросов, критических возражений, подсказывающих реплик ЭКСПЕРИМЕНТА, прямых разъяснений), которую экспе­риментатор оказывает больному, и того, как больной принимает эту помощь (сразу спохватывается и исправляет ошибки, оспаривает возражения, считает равновероятными свой собственный не­правильный ответ и ответ, подсказанный экспериментатором). Каждый эксперимент должен дать объективно зарегистрированные конкретные данные, которые могут быть повторно получены и другим экспериментатором, и с помощью каких-либо иных, контрольных опытов.

Таковы общие принципы построения патопсихологического эксперимента.

Следует также указать способы варьирования условий экспе­римента.

Первый способ заключается в варьировании ситуации, в которой находится больной, так например, можно с эксперимен-


documentaouijuf.html
documentaouiren.html
documentaouiyov.html
documentaoujfzd.html
documentaoujnjl.html
Документ ЭКСПЕРИМЕНТА